Меню

Oasis



Oasis

Oasis

Биография: Oasis

С самого начала группа была основана Полом Макгиганом, затем подключились Маккэрролл с Артурсом. Солистом был Крис Хаттон / Chris Hutton, которого впоследствии заменил Лиам. Ноэл присоединился только после того, как его попросили стать менеджером коллектива. Сначала его ответ был отрицательным. Затем Ноэл заявил: «Давайте я буду с вами тоже играть. Я уже давно пишу песни. Вы будете их исполнять, и все будет хорошо.»

Несомненно, многие почитатели таланта Ноэла хотели бы отнести факт его рождения к деяниям высшего разума, но мы-то знаем, что родился он 29 мая 1967 года в семье Томаса и Маргарет Гэллахер, и это был уже второй сын у папаши с мамашей. Томас (Томми для друзей по любимому пабу) был простым английским рабочим, монтирующим различные конструкции, и иногда здорово перевоплощался в ди-джея, крутившего кантри-музыку. Вместе с женой (подпольная кличка Пэгги) они поселились в пригородном рабочем квартале Манчестра под названием Бернедж, где у них родился первый сын Пол.

Малыш Лиам принес радость в их дом пятью годами позже (21.09.72 г.), но для Ноэла его появление поначалу означало всего лишь одно - его бывшая спальня теперь будет не только его личной комнатой, а глядя на Пола, который был старше Ноэла всего на каких-то полтора года, но имел отдельную комнату, средний из сыновей Гэллахеров и вовсе пригорюнился. Но вскоре младшие братья подросли, поладили и уютно облагородили стены своей комнаты портретами любимых групп и футбольных команд, листами с текстами и просто стихотворениями, которые, по словам Томми, и получили название «Wonderwall». Также они нещадно писали на стенах (благо родителям было не жалко дешевых обоев) и постоянно спорили и дрались за пространство для личного художества на стенах.

Вдобавок к серьезному увлечению футболом парни были известны своей любовью к рок-н-роллу. Их отец часто видел своих отпрысков имитирующими гитарную игру и поющими самые модные песни. И, конечно же, главным в это время было влияние на музыкальный вкус прежде всего Ноэла музыки уже успевшей распасться «ливерпульской четверки». Ноэл до сих пор хранит свои дневники и записи текстов их любимых песен. Школа же, по словам бывшего ученика, вообще не смогла дать ему ничего принципиально нового, потому что с самого юного возраста молодой человек уже твердо знал, кем ему быть, - он хотел стать музыкантом и прославиться. Процесс его обучения сдерживала противная болезнь под названием дислексия, а это значило, что он помнил стихи, теоремы и тому подобные «гадости» не более часа и ему приходилось по десять раз учить одно и то же.

Лиам же, напротив, был застенчивым и мало чем увлекался всерьез. По правде говоря, в детстве его называли маминой тенью, но, по словам отца, в этом не было его вины, просто в их дворе были мальчуганы в основном ноэловского возраста, а девушки - наоборот, лиамовского. Но, как я уже отмечал, наш парниша был очень стеснителен, поэтому ему приходилось стучаться в компанию Ноэла, и когда мама выходила из дома, ему гораздо интереснее было увязаться за ней. Вплоть до 14 лет Лиам всячески избегал знакомств с девушками и даже тайно ненавидел их. Ноэл же, наоборот, имел парочку хороших подружек и периодически уединялся с ними на верхнем этаже, но лишь для того, чтобы послушать магнитофон (чистой воды лапша, не правда ли?!). Свою первую гитару Ноэл получил в 13 лет, и с тех пор школа, девушки и футбол отошли для него на второй план. Писать песни он стал практически мгновенно, но единственной проблемой для начинающего гитариста-левши стала его игра на правосторонней гитаре. Примерно в 10 лет отроду Ноэла увлек панк. По улице, где жили Гэллахеры, частенько прогуливался высокий паренек с татуировками и в майке с изображением SEX PISTOLS. Ноэл, как и прохожие, по обыкновению считали его придурком, но прошло некоторое время, и у слегка изменившего свои взгляды Ноэла с большим опозданием все-таки появились записи панк-бунтарей, и они ему очень нравились уже потому, что их терпеть не могла его мать.

Манчестер ранних 80-х был, пожалуй, столицей великих английских групп. Эра постпанка с готическим монументальным звучанием JOY DIVISION, вольготным панк-попом BUZZCOCKS и особенно завораживающим воздействием THE SMITHS заглотала заживо сердце молодого грезящего музыканта. Ноэлу очень нравился имидж и техника игры стильного Джонни Марра, а какие мелодичные песни были у THE SMITHS!

В апреле 1986 года Пэгги развелась с мужем и увела за собой всех троих сыновей. Все получилось очень болезненно, так что Лиам до сих пор не может нормально отозваться о своем отце. Он давно не интересуется, что с ним, и уверен, что он спился. Пэгги устроилась работать на знаменитую кондитерскую фабрику «McVittie’s», поэтому парней тошнило от печенья.

Как только старшие ребята подросли, их постигла судьба многих манчестерских подростков, которые за несколько пенсов выполняли любую работу. Ноэл после работы на строительной фирме отца сменил множество временных работ: был писарем у агента по торговле недвижимостью, помощником пекаря, собирал мебель на фабрике. Лиам же занимался с недавних пор уже хорошо известным для нас бизнесом для подростков - мытьем машин. Неприятный случай произошел с Ноэлом в строительной фирме, когда на его левую ногу упала тяжелая стальная насадка от насоса. С работой пришлось завязать, а более домашние приработки толкали парня на мысль, что пора серьезно заняться своей гитарой. Ноэл записал первые свои песни на обычную кассету, и четыре из них уже получили огласку на дебютном альбоме его будущей группы OASIS. Но перед этим не было ни одного дня, когда бы близкие и знакомые Ноэла не смеялись над его новым увлечением гитарой и сочинением текстов для песен.

Лиам редко доходил до школьного крыльца. С учителями у него было много проблем в основном из-за его нежелания учить то, что задавали. Кстати, по его недавнему признанию, он до сих пор не в курсе, сколько будет семью девять. Вдобавок к тому он был драчуном, и однажды после жуткой драки с последствиями его просто-напросто выперли из школы. Как оказалось, мастерить изгороди и заборы ему пришлось гораздо больше по душе. Лиаму нравилось козырять тем, что все его сверстники зря теряют время в школе, он уже зарабатывает «живые» 70 фунтов. Возмужавший парень, как ни фантастически сейчас это звучит, терпеть не мог музыку, и рок-н-ролл в частности. Он постоянно орал на своего гитарных дел братца и любил исключительно себя и футбол.

80-е годы шли на убыль. Манчестер еще более утвердил свое лидирующее положение в британской музыкальной культуре благодаря таким великим группам, как помешанные на наркоте HAPPY MONDAYS и не менее влиятельные STONE ROSES. Именно концерт последних, на который Ноэл потащил с собой привычно упирающегося в таких делах Лиама, раз и навсегда разрушил антимузыкальные настроения младшего Гэллахера. Яну Брауну, солисту «каменных роз», за один вечер удалось то, что прививал Лиаму Ноэл не меньше чем целое десятилетие.

В 1988 году Ноэлу, наконец, выпал реальный шанс прибиться к какой-нибудь группе. Его хорошие знакомые решили создать свою группу под названием INSPIRAL CARPETS, и Ноэла пригласили на прослушивание. Как потом признался Клинт Бун (действительный член этой группы), он неплохо пел и гитара Ноэла звучала достаточно хорошо, но вот только для команды, строящей свое психоделическое звучание на органной основе, он мог представлять интерес только как «роуди» (подорожник, сопровождающий группу во время гастролей), и Ноэл согласился. За время работы с этой группой Гэллахер превратился в настоящего профессионала, которому спокойно могли доверить студийные доработки, когда участники команды праздно развлекались. Наконец, он получил все необходимые навыки и принялся записывать свои собственные песни в студии INSPIRAL CARPETS.

А в это время офанатевший от музыки Лиам размышлял над своим будущим. Ему было решительно нечего делать, кроме как смотреть в «ящик». Ничего другого не оставалось, как найти себе компаньонов и создать группу.

Но так получилось, что нашли его. В одной группе был очень посредственный вокалист, и вскоре его уволили. Однажды в пабе Лиаму вдруг взбрело в голову поголосить. Как раз в это время в этом месте оказались два друга (два Пола) из той самой команды без вокалиста, и Лиама пригласили пока за неимением лучшего. Таким образом, в группе под нехитрым названием RAIN оказались поющий Лиам, басист Пол «Гуигзи» МакГуйган, ударник Тони МакКэрролл и гитарист Пол «Тупица» Артурс (так уж повелось, что на прозвище «Тупица» он отзывается намного чаще, чем на имя Пол). Инструментов, как и готовых песен, у них было по минимуму, так что локальные концерты группы выглядели очень блекло. Желанному успеху даже не помогла смена названия группы на OASIS (Лиам «содрал» его с названия местного молодежного центра). Когда Ноэл прознал про то, что его братишка обосновался в собственной группе, его любопытство привело нашего героя и его друзей по INSPIRAL CARPETS на один из первых концертов лиамовской группы под новым именем, а произошло это 18 августа 1991 года. После шоу Ноэл откровенно фыркнул музыкантам, что хуже выступления он еще не видел, но отметил, однако, что басист на сцене держался достаточно непринужденно, ударник тоже был неплох, да и его повеса выглядел достойным фронтменом. Ввиду того, что услышанное было далеко от характерного рок-н-ролльного звучания, на следующий день старший Гэллахер исполнил перед этим квартетом три собственных композиции и принял на себя все полномочия лидера группы.

Долгое время об OASIS никто ничего не слышал. Около года группа по велению жестокого, но справедливого диктатора Ноэла неустанно репетировала и нащупывала свое звучание. Ноэл периодически возвращался в свою прошлую группу, чтобы во время гастролей попутно сочинять и записывать песни для OASIS. Он видел, что его музыка намного интереснее, чем у INSPIRAL CARPETS, но доказать это он сможет только, исполнив свои первые хиты совместно с группой Лиама.

Весь 1992 год прошел для уже начавшего выступать OASIS под девизом «Никто нас не любит, ну и пусть!». Наконец, летом 1993 года по Манчестеру стала ходить дешевая демокассета ребят, которая попала на глаза тому самому знаменитому Джонни Марру. Он сходил на одно из их выступлений в качестве разогревающей группы и буквально вцепился в ребят. Ноэл и Джонни стали закадычными друзьями, и последний даже стал на время менеджером группы и подарил Ноэлу великолепную гитару марки Gibson Les Paul.

В августе этого же года уже крещенный в публичных местах OASIS каким-то чудом занесло в Глазго. Ребята искали площадку для своего концерта - и вот удача: попав последними в список команд, выступавших в одном из местных тусовочных концертов под присмотром Алана МакГи, босса лейбла Creation, оэйзисовцам пришлось исполнить всего пять песен, после чего вся толпа аплодировала им, а взъерошенный шоумен вовсю кричал в направлении сцены: «Есть, я нашел то, что так долго искал!». Эта осень оказалась очень мучительной для телефонного аппарата ребят. Большинство осведомленных лейблов решили во что бы то ни стало «подписать» с OASIS, но у группы на этот счет были свои соображения. Таким образом, они подписали контракт с Sony через Creation. Численность слушателей на их концертах стремительно возрастала, как и разнообразилась география выступлений OASIS. Хотя единственной доступной записью группы в то время являлась всего одна (да и то неофициально выпущенная) песня «Columbia», музыкальные эксперты на всю Британию трубили о новых звездах рок-н-ролла.

Во время первого же их небольшого европейского турне большая часть группы временно навестила полицейский участок из-за учиненной драки в пьяном состоянии. Тупица проснулся в своем номере и понял, что его капитально обокрали (унесли часть одежды и паспорт), и лишь респектабельный Ноэл остался при своем.

11 апреля 1994 года увидел свет первый официальный сингл OASIS «Supersonic». С тех пор немало знающих людей нашли в песнях группы огромную шараду чистых заимствований и спорных моментов. Их сравнивали и до сих пор сравнивают со STONE ROSES, HAPPY MONDAYS и с самими BEATLES. Ноэл был признан великим сочинителем текстов для песен, после того как стал ежегодно получать самую престижную для этой профессии награду Igor Novello.

Первый альбом OASIS «Definitely Maybe» сразу же стал самым быстропродаваемым альбомом всех времен и народов, разошедшись за первые три дня продаж тиражом в 150000 экземпляров. Группа синхронно приобрела миллионы фэнов во всем мире, в миг утерев носы якобы их более степенным соперникам по бритпопу типа BLUR. Между тем, после серьезных разногласий с руководством (драки с Лиамом) группу покинул ударник Тони МакКэрролл и на смену ему пришел Алан Уайт.

После выхода в октябре 1995 года их второго, ставшего мультиплатиновым альбома «(What’s The Story?) Morning Glory» с потрясающим набором синглов из него («Wonderwall», «Some Might Say», «Don’t Look Back In Anger» и т.д.) вопрос о конкуренции в бритпопе стал еще большей формальностью. Своими грандиозными концертами и в основном благодаря признанному поэтическому таланту Ноэла Гэллахера OASIS надолго зарезервировал себе главенствующее место в современной рок-музыке, поставив под сомнение высказывание многих критиков, да и музыкантов о глобальном вымирании суперрокеров в последнее время. Да, Гэллахеры балуются наркотиками и не скрывают этого, но где вы видели гениальных людей без вредных привычек?! В первой половине 1997 года оба брата женились, и надо думать, что в ближайшее время все-таки поутихнут их баталии между собой и с так называемыми конкурентами. Ноэл так же поразительно работоспособен, как и раньше. По словам Гуигзи, из-под его пера еженедельно выходят от пяти до восьми полноценных песен с аранжировками. Он называет Ноэла величайшим музыкальным поэтом последнего десятилетия. Сам же Ноэл не согласен с этим утверждением. «Двадцатилетия или…»,- то ли шутя, то ли всерьез поправляет коллегу мастер. Кстати, не ищите глубокого смысла в большинстве песен OASIS. Ноэл не любит писать то, что понятно всем и каждому. Уважающий авторитетов в этом деле, будь то Джон Леннон, Мик Джаггер или Рэй Дэвис, Ноэл говорит, что эти великие люди творили до него и уже сказали почти все, что хотел бы сказать он. А вот что касается музыки, нет, они не сыграли все, что хотел бы исполнить Ноэл. Он предоставляет каждому слушателю его записей право на додумывание, и это, по-моему, звучит очень честно.

28 августа 2009 года Ноэл Галлахер объявил об уходе из группы. Он заявил, что больше не способен находится с Лиамом на одной сцене.По неофициальной информации, такое решение было принято после очередного конфликта между братьями, который произошёл перед концертом в Париже. 8 октября 2009 года Лиам Галлахер объявил о том, что группа официально распалась. Ноэль Галлахер выпустил сольный альбом The Dreams We Have as Children (Live for Teenage Cancer Trust) который стал платиновым и сразу занял первое место в британском хит-параде, получив при этом прекрасные отзывы критиков, а в феврале 2010 года в Лондоне была создана другая группа Beady Eye, в составе которой заявились Liam Gallagher, Gem Archer, Andy Bell и Chris Sharrock. Группа обещает сингл в октябре 2010 и альбом в начале 2011. Альбом вышел 28 февраля 2011 года и называется Different Gear, Still Speeding

Показать все