Меню

Александр Вестов



Александр Вестов

Александр  Вестов

Биография: Александр  Вестов

Про таких, как Александр Вестов, говорят: «Молодой, да ранний» Александру нет еще и 30, но он уже многого добился. Напрямую сотрудничая со знаменитым Спартаком Арутюняном и его студией «Беломорканал», Вестов сам пишет и исполняет популярные ныне песни, пишет увлекательные скетчи-рассказы. Музыкант много и плодотворно работает, а в свободное от дел время любит погонять, рассекая волны, на собственном катере.

– Детство свое часто вспоминаю. Я занимался в лыжной секции, и вот, после года тренировок нам выдали деревянные лыжи на дом. В одно зимнее воскресенье ко мне пришел друг и предложил съездить к бабке в деревню. Он, кстати, спортсменом не был, но все равно мы решили поехать на лыжах – деревня находилась километрах в 15-ти от города. Когда я собрал свой спорткомплект, выяснилось, что мой товарищ без "колес".
Проблему решили быстро – одну лыжу я отдал другу, а вторую надел сам, палки решили не брать вовсе. Надо было видеть нас, 12-летних пацанов в 30-градусный мороз шагающих вдоль трассы – в одном валенке и одной лыже! Мы подняли настроение всем проезжающим мимо водителям. К цели пришли часа через четыре, бабушка обрадовалась. А внук с другом отправился в обратный путь в тот же день и тем же способом…
– Хулиганили в детстве часто?
– Первый привод в милицию случился в школе, в седьмом классе. На дворе стоял 1990 год – голодное время талонов на все. Мы с товарищем решили заработать денег. В магазинах – шаром покати – пусто, но на окраине города был маленький магазин от железной дороги, с более широким ассортиментом. И вот мы купили там блок болгарских сигарет "Юг" и начали продавать их поштучно в школе. Прибыль зашкаливала все разумные пределы – на этом нас и взяли. Завуч, директор, педсовет устроили разбирательства и меня поставили на учет в милиции. Дальше – больше: от закрашивания краской электророзеток и бросания дрожжей в школьном туалете до краж старого шифера со столь же старого свинарника. Весело было мне и совсем не весело родителям. А в армии я не служил – медкомиссия признала негодным из-за плоскостопия.
– Повзрослев, с криминалом сталкивались?
– Все криминальное связано с хищениями госсобствености. Во времена всеобщего бардака с товарищами тащили все: алюминий, стройматериалы и прочие ценности никому не нужного имущества. Поймали. Чуть не получил срок. Но Бог миловал. А вот в 1990-х моих старших товарищей расстреляли в подъезде, а я их ждал в это время в машине – не хочу об этом вспоминать. Врагу не пожелаю всего этого.

«Негр» в шансоне

– Когда в вас проснулись музыкальные способности?
– У нас очень музыкальная семья: дед, дяди, мама – все владеют разными музыкальными инструментами. Я в детстве учился в музыкальной школе по классу скрипки. Но, к своему стыду, сейчас вряд ли что-то смогу на ней изобразить. Способности проснулись в ПТУ-шной самодеятельности. Писал песни для праздников и так далее. За это мне выдали диплом электрика 4-го разряда.
– Когда была написана первая песня?
– Стихи писал со школы. А вот осознанно песню написал для своей группы. Она была настолько запутанной, что иногда сам не мог вспомнить припев. Потом был "негром" для многих исполнителей шансона: купил кассету со сборником, списал из ее обложки номер контактных телефонов, позвонил в Москву и предложил свои стихи к песням. Как ни странно, они оказались нужны. Вот и отправлял с проводниками тетрадки в столицу. Иногда мне даже платили – в то время я был студентом института, и эти деньги мне были нужны.
– Расскажите о вашей рок-группе. Были ли какие-то реальные успехи? Не жалеете о распаде?
– Рок-группу под кодовым названием "The Цунами" я вспоминаю с ностальгией – нас было пять человек, играли, что хотели. А хотели мы играть почти "Кино". Сочинял тексты, пацаны украшали их своей музыкой. Четыре репетиции в неделю. Директор ДК выделил нам комнату для занятий, а потом об этом пожалел. За месяц мы сделали 15 песен, еще за месяц "откатали" их на репетициях. И тут встал вопрос: "Как их показать публике?" Решили звать на каждую репетицию знакомых, мол, пусть слушают. Те звали своих знакомых и так далее. Организовали концертный тур по деревням и маленьким городкам в округе, продавали билеты, клеили афиши... в общем, радовали народ. На вырученные деньги записали околупрофессиональный диск и отослали его в Москву на "Наше радио", но ответа не получили. Добились того, что нас взяла в ротацию одна местная радиостанция – мы этим сильно гордились и чувствовали себя настоящими звездами. Опыт от создания группы мне пригодился и в блатной песне. Жалею ли я о ее распаде? Бог дал, Бог взял. Значит, этому было суждено быть.
– Многие серьезные музыканты прошли когда-то «ресторанную школу». Работали ли вы в кабаках?
– В ресторанах я не работал никогда, хотя, приглашали. Да я и не такой старый ,чтобы все уже успеть, мне ведь только 29 лет. Кажется, моложе меня нет исполнителей блатной песни, официально издаваемых в России.

Путевка в жизнь

– Когда был записан первый альбом?
– В 2003 году. Он назывался "Встречи-проводы". Песня из него послужила мне путевкой в жизнь Большого Шансона. Компания "Русский Шансон" предложила выпустить еще альбом, но уже с дистрибьюцией на Россию и Европу. Сказано – сделано, в 2005 году вышел мой следующий альбом "Рывок". В него вошли 13 тщательно отобранных мной и редактором Викторией Романовой песен. Они моментально разошлись по сотням сборникам, официальным и пиратским, зазвучали на радио. В ближайшее время выходит новый альбом "Памяти Вора". Я надеюсь, что песни из него найдут своих слушателей. На студии «Беломорканал» продолжаем записывать новые вещи.
– Расскажите предысторию создания песни «Тем, кто ушел».
– Песню я посвятил своим старшим друзьям, оставшимся в 1990-х. Но, когда впервые ее исполнил на концерте, понял, что у каждого слушателя есть свои люди о ком поется в ней. Зал встал, значит, песня нашла душу.
– Расскажите о сотрудничестве с «Беломорканалом». Продолжаете ли вы сейчас работать с Арутюняном?
– Со Спартаком Арутюняном мы трудимся над созданием новых музыкальных проектов. Проекты все шансонные, но с молодежным уклоном в части музыки, аранжировок. Очень захотелось сделать что-то для слушателей молодого и среднего возраста. Технически наши студии (моя и «Беломорканала») укомплектованы всем необходимым для этой работы. Отобрали новых исполнителей, написали со Спартаком песни, Алексей Нагдасов делает хорошие аранжировки – потом мы все записываем. Также я записал дуэтную песню с "Беломором" "Грев из музыки", которая у вас в Петербурге частенько держится в хит-парадах на радио. Гастролируем по стране часто тоже вместе, у Спартака огромный опыт работы, который он передает мне. В общем, планов много, и есть возможность для их реализации. Приколов тоже куча была. Из последнего... Перед концертом в одном городе наш звуковик отстраивал звук. Возле него находился техперсонал зала. Сергей ходит с микрофоном по сцене, в колонках играет музыка. Каково же было удивление, когда со стороны мы увидели, что он раздает автографы от нашего имени зрителям, которые начали заполнять зал! После концерта пришлось подписывать уже подписанные им диски.

В память о Юрии Севастьянове

– Расскажите о Юрии Севастьянове. На ваш взгляд, что послужило причиной его ухода из жизни?
– Юрий Николаевич был человеком дела и слова. И ушел из жизни из-за того, что сжег себя. Сжег сердце. В начале своей творческой жизни я, приезжая в Москву, заходил к нему в кабинет, где он неподдельно интересовался моими новостями, планами, слушал новые песни. Всегда что-то подскажет, покритикует. Относился серьезно ко всем планам. С его уходом из жизни жанр потерял руководителя, отца. Ведь именно Севастьянов вывел наш жанр из подполья в легальную дистрибьюцию, артисты смогли выйти на сцену, зарабатывать и профессионально записывать свои песни на студиях. Врагов, завистников хватало, как и у любого успешного человека. Царствие небесное ему!
– Продолжаете ли вы сотрудничать с компанией «Русский шансон»?
– Да, компания выпускает мои песни. Многие люди из нее стали для меня по-настоящему близкими людьми.

Лагерная лирика

– Как Вас встречает аудитория на концертах?
– Слушатели знают мои песни. И поэтому наши встречи – это встречи старых знакомых. Кто-то пытается услышать знакомую историю из своей жизни, кто-то просто посмотреть на артиста. Однажды слушатели из Санкт- Петербурга, сделали мой сайт в Интернете, разместили интересную информацию, выложили мои песни. Огромное спасибо им за это! Артисту важно знать, что его творчество кому-то нужно.
– Выступали ли вы на зонах?
– Недавно я выступал с концертом в зоне города Приморско-Ахтарска, Краснодарского края. Это самый большой лагерь на Кубани – на концерте было около тысячи заключенных. И во время концерта в небе появилась стая голубей из лагерной голубятни. Спустившись на крышу барака, они сидели и слушали до завершения концерта, точно так же, как и заключенные. После возвращения домой я написал песню"Сизари", которая войдет в следующий альбом. Вообще, концерты в лагерях врезаются в сердце и выворачивают душу.
– Что для вас означает понятие «лагерная лирика»?
– Это песни о жизни, но об этой жизни лучше знать только из песен. Поэтому я стараюсь не романтизировать жизнь за решеткой. Ничего хорошего в этой жизни нет, и менять волю на неволю никому не желаю.
– Самый нелепый слух в вашей жизни?
– Что я живу в Америке, хотя от моего волжского акцента в песнях Брайтоном не веет.
– Оглядываясь в прошлое, хотели ли бы что-нибудь изменить, подкорректировать в жизни ?
– Отвечу, как Фрунзе: «Ни об одном эпизоде своей жизни я не жалею. И что Бог приготовил мне в дальнейшем, я приму как вознаграждение за все свои дела».
– Часто гастролируете?
– Даю два -три концерта в месяц. Слушатель везде благодарный, а вот эмоциональнее южане – Краснодар, Ростов и другие города. Но своих поклонников я люблю откуда бы они ни были.

Семья

– Расскажите о своей семье.
– Со своей будущей женой Леной я познакомился в институте. За восемь лет совместной жизни ни разу не пожалел о выборе. Это настолько близкий и родной мне человек – мы две половины одного целого. Лена занимается всей административной работой, связанной с моим творчеством. Еще один член нашей семьи – сибирская кошка Мими рыжего цвета, которая, я верю, приносит нам удачу. В начале пути близкие люди были не в восторге от моих музыкальных экспериментов, но когда начались первые концерты, они приняли мой выбор. Теперь же являются самыми беспристрастными критиками. Я их всех люблю, и ближе нет людей, чем моя семья.
– Как любите отдыхать, расскажите о своих увлечениях?
– Любим с женой ездить по стране, к нашим друзьям, которых не много, но все они – настоящие. Я довольно давно увлекаюсь кулинарией, сейчас испытываю на родных блюда из морепродуктов. По своей натуре я домосед (хватило гонок в юности), и мой любимый отдых – фильмы и книги. Могу по несколько раз перечитывать Стейнбека.
– От чего ни за что не смогли бы отказаться?
– От написания новых стихов, вкусной еды и, конечно же, от близких мне людей.
– Ваши пожелания читателям и поклонникам.
– Никогда не унывайте, даже если что-то не получается. Дорогу осилит идущий.Здоровья вам всем, любви, денег для добрых дел. Отдельно Питеру желаю побольше ясных дней, всем своим друзьям из Северной Пальмиры огромный привет от нашего дружного коллектива! Журналу "Вне закона" – процветания, тиражей, сотрудникам творческих успехов.

Показать все