Меню

Илья Маградзе



Илья Маградзе

Илья Маградзе
    
Родился я Весной! 6 марта, в преддверии женского праздника 1962 года, во Дворце.

Роддом располагался в бывшем Дворце грузинского князя Амилахвари. За дворцом протекал канал, специально прорытый князем. На нём стояли турбины, вырабатывающие первое электричество в городе для нужд дворца. Через канал был помпезно перекинут мост, упирающийся в тупик, на котором собирались праздные горожане и, поплёвывая семечками, вели светские беседы.

Родился я в маленьком, ничем не приметном городке, если не считать рождение в нём Вождя всех народов Иосифа Сталина. Город этот находится в Грузии и называется Гори, ударение на О. Там же родился и пролетарский композитор Вано Мурадели, написавший песню «Бухенвальдский набат», счастливо распеваемую мной в шортиках, пилотке и пионерском галстуке. Закончил музыкальную семилетку имени этого автора патриотических песен и гимнов, 98% учащихся которой были девочки. Прилежно посещал индивидуальные занятия по классу фортепиано в течении трёх лет, постоянно порываясь забросить изучение нотной грамоты. Учёба в музыкальной школе для пацанов не считалась делом, достойным уважения. Остальные четыре года я, с грехом пополам посещая раз в месяц ненавистные мне занятия, умудрился закончить сие учреждение благодаря работающим там моим родственникам, с успехом сыграв на выпускном экзамене программу третьего класса. Единственное, что мне нравилось в этой школе - это уроки музыкальной литературы и сольфеджио в группе с симпатичными девчонками, списывающими у меня, гордого этим, диктанты. Помогал мне кое как перебираться из класса в класс врождённый какой-никакой слух. Дома пели все без исключения - родители, все дедушки и бабушки и даже попугай Кеша. Я садился за пианино, раскладывал перед собой ноты фуг и этюдов… на этом моё усердие сдувалось, но я начинал играть то, что придёт мне в голову. Изобретая непослушными пальцами мелодии, я часто не попадал в нужную клавишу и иногда это получалось значительно интересней! Я понял, что это красиво!

В 11 лет я выцыганил у родителей гитару, стоящую ощутимой суммы. Гитара, выпущенная Тбилисской фабрикой музыкальных инструментов, представляла собой уникальный симбиоз семи дребезжащих струн и склеенной столярным клеем фанеры. Всё это было покрыто лаком, автором рецепта которого был не Страдивари, а химик, который закончил институт так же, как я музыкальную школу. В первый же день гитара, к великому возмущению и негодованию моих родителей, была подвергнута первой безжалостной экзекуции - был ликвидирован ретро рудимент - седьмая струна. После небольших переделок при помощи пилы и молотка, струны были распределены относительно равномерно по всей ширине грифа. Гитара была готова к использованию по прямому назначению, но не был готов я! Её надо было настроить. В нашей большой библиотеке я отыскал музыкальную энциклопедию, нашёл нужную страницу и с опаской натягивая струны, настроил инструмент. Оставалась последняя проблема - научиться нажимать струны в нужных местах. В ближайшем окружении у меня не было мудрого гуру, обладающего высшим знанием трёх великих аккордов. Мне пришлось самому изобретать аккорды, перенося их понотно с пианино. После долгих мучений с зудящими скрученными пальцами я стал счастливым обладателем высшего умения использования трёх столпов подъездной пытки несчастных соседей. Я быстро разобрался в структуре инструмента и в последствии с расширением репертуара увеличивалось и число аккордов. Мне не нравилось петь песни, которые звучали на радио и телевидении. Мне больше были по нраву свои сочинения.

Первые музыкальные опусы я посвящал моим соседям. Честно говоря, они не были от них в восторге. Иногда, исполнив песню про кого-нибудь, я, схватив гитару, мчался со всех ног домой, преследуемый героем песни и хохотом остальных благодарных слушателей, не упомянутых в исполненном произведении. Я даже сочинял целые рок-оперы с участием всех персонажей моего двора. Очень часто я был вынужден не выходить из дому по несколько дней. Настоящее искусство не всегда бывает понятым с первого раза!

Самым большим потрясением юности стал момент, когда я понял, что далеко не все люди, которые старше меня по возрасту, умнее меня. До этого я считал, что все взрослые значительно превосходят меня по интеллекту.

Еще с юности я люблю общаться с людьми независимо от их возраста и, тем более, положения в обществе. Стараюсь одинаково уважительно относится к ним. Это я считаю своим лучшим качеством.

Первый мой выход на сцену, в 13 лет, был в качестве барабанщика школьной группы. Параллельно я был бас-гитаристом ансамбля Научно-исследовательского института, на работе моего отца. Там я познакомился со взрослыми интеллигентными людьми, играющими Советский джаз. Там же я познал азы игры на саксофоне и трубе и был счастлив, выводя примитивные мелодии на этих инструментах. Впоследствии я в течении нескольких лет не расставался с губной гармошкой. Играл на народных инструментах, струнных и даже на свирели.

Следующая ступень - ансамбль политехнического института, с которым я исколесил полстраны. Я поменял приоритеты и стал басистом. Были и другие различные молодёжные группы. Пел в профессиональном хоре. Очень много дала работа в квартете - великолепный тренаж для слуха и голоса. Завершив процесс учёбы на строительном факультете, примерно так же как и в музыкальной школе, я, как и все дипломированные инженеры, пошёл на работу… в Грузинскую Государственную Филармонию, в Государственный Оркестр Грузии «РЭРО» под руководством Константина Певзнера, а впоследствии Вахтанга Кикабидзе. Это был огромный и очень забавный мирок, в котором собрались заматерелые Большие музыканты всех национальностей. Запись в трудовой книжке гласит - солист-инструменталист. Я пел в секстете, мне очень нравится это слово- секстет, и играл, как ни странно, на клавишах.

Следующий этап - это коллектив Тамары Гвердцители. Там моим основным инструментом опять стал бас, хотя навыки владения другими инструментами использовались по полной. Я считаю, что человек, играющий на нескольких инструментах, так не похожих друг на друга, в итоге не играет ни на чём! Удалось даже отыграть несколько концертов с Мишелем Леграном. Говорят, что в одну воду дважды не входят… Но нет. Я вернулся к Вахтангу Кикабидзе. Ещё мне посчастливилось работать с народной артисткой СССР, замечательным человеком, Нани Брегвадзе. Судьба меня сводила со многими великими музыкантами и прекрасными людьми. Второе вызывает гораздо большее уважение. Я благодарен судьбе и музыке за всё, что у меня есть!

Песни ко мне приходят сами. Самое интересное, что и мелодия и слова появляются во мне одновременно. Как они вдвоём проходят в одну дверь, я не понимаю. Я очень скептически отношусь к своему, так называемому, творчеству, но некоторые тексты мне нравятся и очень бываю рад, когда они не оставляют равнодушными и других. Наверное, в мелодии и в текстах люди непроизвольно передают то, что они прожили и прочувствовали. Некоторые импульсы души пробиваются на свет… и рождается песня.

Показать все