Меню

Алексей Стёпин



Алексей Стёпин

Алексей Стёпин

Биография: Алексей Стёпин

Всё началось в самом конце шестидесятых годов прошлого века. В семье преподавателя и врача. В городе Казань. И, конечно же, в роддоме. Кто бы мог подумать, что махонький, сипло орущий комочек выберет впоследствии путь музыканта и поэта? Никто, кроме бабушки. Именно она, с умилением глядя на быстрорастущего бутуза, неоднократно говаривала - мол, не знаю, как насчёт космонавта, а пианистом будет точно. Стопудово. Алёшенька, ожидая очередного приёма пищи, радостно дубасил большими пальцами рук по воображаемой клавиатуре. И делал это настолько исступлённо, что вскоре сомнения пропали даже у родителей. Кстати, весьма приятных и интеллигентных людей.
Совсем уж голопопое детство опустим, оно почти у всех одинаковое. Зато в детском саду начали проявляться первые зачатки характера. Маленький Алёша очень любил прогулки на детсадовской площадке после тихого часа. Чаще всего совершал променад один, взращивая в себе слаборазвитую пока поэтическую музу. Но не всем детям нравились субъекты, отрывающиеся от коллектива. На данной почве назревал конфликт. Один из детсадовских лидеров, ну, скажем, Олег, неоднократно пытался вежливо, путём прогрессирующего запугивания, склонить Алёшу к массовым играм. Однажды Олежка переусердствовал. Тогда Алёша, решительно сдвинув брови, вцепился в ухо оппонента. Намертво. Оторвать его от потерпевшего смогла лишь воспитательница. И то при участии девочки Сашеньки, первой Алёшиной невесты. В общем, был крик и шум необычайный. Хорошо, что милиция не приехала. Ухо неимоверно распухло и, по слухам, до сих пор болит. С тех времён «наезды» на пятилетнего малыша прекратились. А жизненный принцип – «не наезжай по пустякам, и сам в кайфах будешь» - начал вливаться в молодые неокрепшие мозги. Эпизод этот записан со слов самого Алексея Стёпина. К чести его сказать, раз от раза пересказываемая история никогда не обрастала всё новыми маловероятными подробностями.
Музыкальная школа, параллельно с общеобразовательной, приняла мальчонку с удовольствием. Лихо спетые «Пусть бегут неуклюже…» на вступительном экзамене предрешили его судьбу. С этого дня петь и «сандалить» пальцами по клавишам было для него естественным делом. Так же, например, как для хулигана - бить стёкла. Хотя наш герой тоже частенько бил стёкла, особенно в пору отрочества, но делал это без большого удовольствия, даже стыдясь, уж поверьте. Отсюда правило: совесть – не порок, а лишь досадная составляющая строгого воспитания. Однако не будем отвлекаться.
Активные занятия музыкой вовсе не помешали становлению Алёши как личности. Будучи развитым мальчиком, он посещал футбольное поле, поджигал почтовые ящики. Дрался во дворе с развязными представителями уличной шпаны. Кстати, многие пацаны из его двора в дальнейшем сделаются вполне приличными людьми – политиками и бизнесменами, бандитами и милиционерами. И только он останется музыкантом. Эх, если бы знать. Тогда, может быть, выпивать, ругаться матом и хулиганить он начал бы гораздо раньше. Чтобы стать не поэтом и мелодистом, а, на крайний случай, хотя бы милиционером.
В пятом классе была написана первая песня. Неуклюжая, но душевная. С тех пор песенный ручеёк не иссякал и плавно перетекал в речку. К шестому классу играть на «фортепианах» да к тому же получать среднее образование стало напряжно. Тем более, что школа музыкальная школе нормальной явно мешала. Тут тебе, значит, возвышенный Чайковский с продвинутым Прокофьевым, а там… А там другая романтика – первая сигарета, первая свинчатка в кармане, первая зажатая в раздевалке девочка-одноклассница. Нет, зажимать девчонок можно было и в музыкалке, но сама обстановка! Отовсюду слышатся резкие чарующие звуки, на стенах развешаны мрачные портреты разнообразных композиторов. Особо не забалуешь. По сути, ситуация тупиковая. К седьмому классу стало понятно, что Алёша либо бросит музыкалку, либо… И родители приняли воистину премудрое решение – музыку не бросать, а перевести Алексея из обычной «шаромыжной» школы в другую, физико-математическую. Или математико-физическую (не вижу разницы), дабы провести «дебандитизацию» сына – разлучить с криминальным школьным миром и отпетыми однокашниками - колышниками. Причём сделано это было втихушку, пока Алёша летом зависал в пионерлагере. Да, надо знать, что тогда представляла собой Казань. В смысле подростковой неустроенности и активно формирующихся банд формирований.
Справка. Казань – столица Татарии, теперь - Татарстана. Расположен город на реке Волга, в восьмистах тридцати километрах на восток от Москвы. Город большой. Метро, правда, нет, но есть маленькая надежда, что деньги на его постройку украли пока не все. Население смешанное – в основном русские и татары, даже несколько евреев есть; миллион триста с пригородами. Это я к тому, что подчас встречаются люди, которые думают, что Казань – это где-то в Казахстане. И населена хмурыми казахами. Типа, ходят в этом городе тысяч двадцать людей в тюбетейках и с утра до ночи пьют кумыс. Ошибаетесь, граждане. Казань – кусок России, хотя в тюбетейках там нет-нет, да и ходят. Особенно в национальные праздники. А кумыс, нет, почти не пьют – водку и пиво пьют, как, собственно, и везде.
Так вот, перевод состоялся. Музыкант для Родины был сохранён, но усиленное образование дало свой осадочек. Те, кто были отличниками в обычной школе, в «загруженной» превращались вдруг в отсталых троечников. А Алёша Стёпин ранее был всего-навсего хорошистом… Приобретённый статус далеко не самого благополучного ученика только сблизил будущего поэта с уличными приятелями. Причём родители даже и не догадывались, что новое учебное заведение находилось во вражеском районе. И почти каждое путешествие к первому уроку превращалось в ну очень увлекательное боевое шоу.
Ой, пошло-поехало…

Показать все