Меню

Professor Green (feat Mr Probz)



Professor Green (feat Mr Probz)

Биография Professor Green

Биография Есть те, которые читают рэп, а есть те, которые читают его хорошо. Есть те, кто раздвигают рамки хип-хоп культуры, становясь настоящими, коммерчески успешными поп-звездами – такими как Kanye, Jay-Z, Eminem. Но было бы неправильно сравнить Профессора Грина (Professor Green) с кем-либо из вышеперечисленных – он до мозга костей британец, неподражаемый, и если и есть кто-то, с кем его можно было бы сравнить – это Лили Аллен. Благодаря едким комментариям о поп-культуре в текстах своих песен, благодаря острому чувству юмора и честности, так редко сейчас встречающимся в рэпе, Профессор Грин уже стал одним из самых ярких открытий 2010 года. В ситуации, когда чарты переполнены треками с рэп-куплетами, поп-музыка готова принять и полюбить артиста, который делает нечто большее, чем просто хорошо читает рэп. Профессор Грин при этом совершенно уникален. Он веселый, открытый и знает тысячи историй, он рэпер с сильной личностью, честный и без лишних заморочек.
Его внешний вид внушает уважение – его шея, руки и торс покрыты татуировками, а на шее красуется большой шрам. «Я белый из Хакни, и скоро у меня будет еще больше татуировок. Если бы не было Vanilla Ice, то им мог бы стать я», — ухмыляется Грин. Он, конечно же, шутит, что не удивительно при том количестве едкой самоиронии в музыке лондонского MC. Сингл I Need You Tonight с сэмплом из INXS стал «самой горячей записью в мире» на февральском радио-шоу Зейна на BBC, не за горами релиз второго сингла Just Be Good To Green c сэмплом S.O.S. Эта песня уже исполнялась перед сотнями тысяч фанатов, а «гостьей» этой записи стала никто иная как сама Лили Аллен. «Мы как-то общались на фейсбуке, и я упомянул эту песню, которая оказалась одной из самых ее любимых. И Лили спросила, может ли она спеть припев? Ну, я сказал, раз ты так хочешь…» — вспоминает Грин. Помимо своего участия в записи, Лили пригласила Профессора Грина принять участие в своем турне по Англии, Европе и Австралии, где они вдвоем исполняли эту песню. «Я очень ей благодарен за то, что она для меня сделала, — продолжает Грин, — Она действительно помогла мне превратить не очень удачный год в хороший. Она очень честная и прямолинейная, говорит только то, что думает, с ней не нужно притворяться. Это был самый лучший тур в моей жизни», — говорит фанат Jay-Z, Lamb и Portishead, прежде чем вспоминает о морской прогулке на яхте в Сиднее с группой Muse. Его мелодичные рифмы и внешний вид не единственное, что делает Грина таким индивидуальным. Он уже прожил насыщенную жизнь в свои 26 лет – от победы в рэп-битвах и подписания контракта с Майком Скиннером до ножевого ранения в шею и совместной работы с Лили Аллен всего два месяца спустя, жизнь, насыщенную необычайно яркими красками для рэпера из Хакни, родившегося в 1983 году.

Вскоре после рождения маленького Стивена (настоящее имя Грина), его 16-летняя мать и 18-летний отец разошлись. Воспитанный своей бабушкой в Хакни, еще юный Стивен уже с детства был не понаслышке знаком с жизнью улицы. «Нам некогда было скучать, мы знали всех полицейских по имени», — с ухмылкой вспоминает Грин. Будучи ярким ребенком, он получил предложение обучаться в престижном колледже St.Paul, но, последовав за своими друзьями, поступил в школу в Тоттенхеме. Несмотря на то, что учеба давалась ему легко, он не смог остаться в стороне от неприятностей, несколько раз менял школы, пока, наконец, не бросил учебу совсем. «Я был умным парнем и обладал всеми возможностями хорошо учиться, но учеба меня совсем не интересовала. Мне было просто скучно. Многое из этого связано с моим отцом, я хотел ему подражать, а он то появлялся, то исчезал из моей жизни. Я был чувствительным ребенком, и все это сказывалось на мне. Вместо «железной руки» дома я был предоставлен сам себе». Грин не виделся со своим отцом, который внезапно умер в 2007 году, шесть лет. «Наверное, было бы лучше, если бы мы могли встретиться и поговорить, но ничего уже не поделаешь». Для подростка из восточного Лондона, у которого не было отца, попасть в неприятности было обычным делом.

Но Грин сам зарабатывал деньги, работая дизайнером шрифтов в одной компании. Это произошло однажды во время обеденного перерыва, когда он увидел флайер фристайл-рэп вечеринки Lyric Pad, проводившейся в кэмденском Oh! Bar. Несмотря на то, что опыта читки у него было не так много, Грин принял участие в битве, в которой по условиям должны соревноваться два MC, придумывая рифмы на ходу. «У меня не было опыта, но я принял участие и выиграл», — пожимает плечами Грин. Через месяц, когда он снова принял участие и победил, он был замечен скаутом знаменитой лондонской вечеринки Jump Off. Он вихрем ворвался в установившийся порядок, побеждая каждую неделю, пока не стал признанным чемпионом, который победил 7 раз подряд. Благодаря быстрой реакции, умным метафорам и отличным рифмам Грин стал не только любимцем публики и судей, но и привлек внимание Майка Скиннера. Лидер группы The Streets, увидев выступления Грина на чемпионате в Брикстоне, пригласив его с собой в тур. Он также подарил ему бит для песни Stereotypical Man, которая стала настоящим андерграунд-хитом в Великобритании, проведя несколько недель в чарте Channel U. Его первый микстейп Lecture No.1, в который вошел другой хит инди-сцены Upper Clapton Dance, сделал Профессора Грина звездой британской хип-хоп тусовки.

Одновременно с этим Грин выиграл главный приз Jump Off – участие в Fight Klub, мировом чемпионате, проводимом на Багамах. К сожалению, полицейская облава в его доме привела к аресту по подозрению в распространении наркотиков. Но за несколько дней до отправления на Багамы с него были сняты обвинения, и он был выпущен на свободу. Именно тогда он понял, что пора менять свою жизнь. «Я мог бы потерять все, но, к счастью, так не случилось. И это был конец «той» части моей жизни».

Заняв второе место (уступив чемпиону мира Jin), Грин вернулся домой, и вскоре у него появился новый повод отпраздновать победу. Ему был предложен контракт с лейблом Майка Скиннера The Beats, а также эфирное время на лайв-шоу In New DJs We Trust на BBC Radio 1. Несмотря на то, что лейбл прекратил свое существование в 2007 году, так и не выпустив релиз Грина, они остались с Майком друзьями. Майк Скиннер спродюсировал трек Crying Game для его нового альбома. «Первое время трудно было смириться с трудностями, но со временем выяснилось, что все к лучшему», — вспоминает Грин. «Я поработал над своими способностями, и сейчас я больше готов, как артист». В 2008 году Грин записал The Green EP, и стал искать способы вернуться в «большую» музыку, даже если он не сможет быть полностью независимым.

Перед тем, как посвятить себя продвижению EP, Грин был жестоко атакован в случайной драке в одном из ночных клубов Лондона. Несмотря на то, что он не может говорить на эту тему по юридическим причинам, известно, что Грин был ранен в шею осколком бутылки в мае 2009 года. Хватаясь за шею и пытаясь уйти от нападавшего, Грин вышел на улицу, где люди стали снимать его на свои мобильные телефоны. Опасаясь за свою жизнь, он попытался успокоиться и стал ждать скорую: «Я позвонил своей бабушке и своей маме и рассказал, что произошло. Я старался не нервничать, но все равно думал, что песенка моя спета». Не повредив артерию, Грин выжил. Назовите это чудом, но удар пришелся ровно на татуировку с надписью «Счастливчик».

Время залечивания ран стало временем переосмысления жизни. Грин признается, что многое изменилось: «Мне стало сложнее расслабиться, когда я куда-то выхожу, я стал более настороженным. Но необходимо фокусироваться на положительной стороне, ведь произошедшее может тебя похоронить, а может сделать сильнее». Закрывшись в студии, он записал сразу несколько новых песен, включая уже известную I Need You Tonight и новый сингл Just Be Good To Green. Примерно в то же время Лили присоединилась к треку, а Грин заключил свой первый контракт с мейджором Virgin и получил возможность закончить свой дебютный альбом Alive 'Till I’m Dead. «Мне нравится, когда из тьмы появляется свет. Не важно, насколько все было плохо, но даже к этому можно отнестись с юмором», — говорит он о своей пластинке. «Мое чувство юмора очень британское, хотя по части рэпа на меня больше всего повлиял Biggie Smalls. Несмотря на то, что он делает очень темную музыку, в ней всегда есть элемент юмора».

Над продакшеном альбома работало множество музыкантов, некоторые из них появились в качестве вокалистов на пластинке – Майк Скиннер, Лили Аллен, Labyrinth, Naughty Boy, Thunder Catz, а также давний друг Грина Cores. Hypochondriac высмеивает страсть Грина к посещению докторов, Where Do We Go показывает ранимую сторону артиста, а густой бас, резкие клавиши и грязные гитары на Oh My God будто специально созданы для больших фестивалей. «Ни один из треков я не делал специально под радио», — признается Грин. «Есть все-таки разница между поп-музыкой и «жвачкой». Так вот время «жвачки» уже ушло. Я думаю, что люди хотят видеть в музыке смысл. Они хотят слушать песни о том, что происходит в их жизни».

Это была трудная дорога, но, похоже, жизнь у Грина налаживается: не за горами релиз его дебютного альбома. «Я очень жду, когда, наконец, мой альбом смогут услышать все; его появление заняло много времени. Как и у меня самого, у моего альбома много скрытых сторон, и я надеюсь, что людям он понравится. В этой игре ты должен быть полностью вовлечен. Нельзя заниматься этим спустя рукава. Я оставил в прошлом все, что меня отвлекало, и теперь я полностью сфокусировался только на моей музыке», — говорит Профессор Грин.

Показать все